?

Log in

No account? Create an account
У Маши сегодня стартовала зачетная неделя. Учатся и сдают зачеты до четверга, а в пятницу - 1 июня - экзамен по пластической анатомии. Два дня на подготовку к экзамену? Не, не слышали. При том что все свободное время сейчас уделяется макету, находящемуся в зачаточном состоянии. 6 июня - семестровый просмотр. После этого еще четыре недели практики, и только потом каникулы.

Машины бывшие одноклассники сдают в этом году ЕГЭ. Хочу посмотреть на их результаты, хотя бы из спортивного интереса.

[reposted post] Закат на Караульном быке



Как обычно это бывает, самые красивые закаты наступают внезапно. Стоял унылый пасмурный день когда мы отправились снимать пещеру Караульную.

Read more...Collapse )
В принципе, снег в мае - это обычное явление для нашего города.

Инаугу...

Сегодня Путин возложит свою длань на Конституцию России и произнесет клятву президента (в который уж раз). Поклянется на Конституции, которую сам он ни в грош не ставит. Должны ли мы верить этой клятве? Не думаю. Выходит, царь президент-то не настоящий!
Машка взрослеет, а я продолжаю считать месяцы, как в первый год ее жизни. Один месяц, два, три... Тогда торопила время, а сейчас хочется его замедлить. 23 апреля - шесть месяцев. Полгода осталось до восемнадцатилетия-совершеннолетия. Уговариваю себя, что это всего лишь цифры. Получается плохо ))
Как истинный перфекционист-обсессор страдаю, что в неделе нечетное количество дней. Кто со мной?

Tags:

Про чтение

Есть ли среди вас те, кто читал книги Ирвина Ялома, и они ему не понравились? В сети полно восторженных отзывов, а мне вообще никак. Читаю и думаю: что же хотел сказать автор и зачем он это написал? Мне почитать Ялома посоветовала сестра, ей очень понравилось, она переживала за героев, ей было интересно читать диалоги и т.д. Мне же претит все, начиная с претенциозного названия "Когда Ницше плакал" и заканчивая примитивным языком изложения, хотя хвалят в том числе и авторский стиль. Пыталась читать и "Мамочка и смысл жизни", и "Шопенгауэр как лекарство". В Шопенгауэре, например, рассказывается о взаимодействии психотерапевта, умирающего от меланомы, с пациентом, страдающим сексуальными расстройствами. Мне почему-то сразу вспомнилась история про Красную Пашечку. Может, я чего-то не догоняю? И это действительно глубокие книги, переворачивающие сознание?

Еще два больших разочарования - это Макс Фрай и Терри Пратчетт. Большие у меня были на них надежды: куча книг - читать не перечитать. Хотя я совсем не ценитель фэнтези, но мне обещали юмор и интеллектуальное наслаждение. И снова никак. Читаю и думаю: это вообще о чем и зачем написано? для чего я это читаю? когда же станет смешно или интересно? в чем смысл?

И последний вопрос на сегодня. Мы поняли, Донцова - это плохо. А Яна Вагнер не того же поля ягода?

Жду ))

Tags:

Каждый раз после ветреной погоды деревья "украшены" зацепившимися за ветки полиэтиленовыми пакетами. Иногда эти пакеты висят очень долго, могут проболтаться на дереве все лето, и их невозможно снять, так как они находятся на большой высоте. И только когда эти пакеты поистрепятся в хлам, очередной порыв ветра наконец-то срывает их с дерева.



Видно плохо, но, помимо черного пакета в центре, левее и выше болтается "ленточка" из прозрачного полиэтилена.

Mar. 27th, 2018

Читаю списки погибших: бабушка с двумя внуками 10 и 9 лет, еще бабушка с внуками 12 и 8 лет, мама с дочкой 4,5 года, папа с сыном 5 лет, семья - мама, папа и дочка 4 года, папа с дочкой 8 лет... Проблема не в том, что дети в кинотеатре были одни. В зале были и мужчины. Но дверь. Очень крепкая дверь...

Вот этот парень с обезумевшими глазами потреял на пожаре сестру, жену и троих детей.

10-1.png

Аман Тулеев отчитался (а попросту соврал) Путину, что на митинге нет родителей и родственников погибших, одни бузотеры.
рубрика «Приговор от Быкова»

Кошмар в «Зимней вишне»

Эйфорию от выборов сменила глубокая скорбь. Трагедия, случившаяся в ТЦ Кемерово, повергла в ужас всех. Но объединила ли она страну?

В пожаре в ТЦ «Зимняя вишня» и в огромном количестве жертв виноваты те, кто не проверял пожарную сигнализацию, те, кто запирал аварийные выходы, те, кто не дал родителям масок, чтобы они сами бежали спасать детей.

И в том, что в информационных программах прошли двадцатиминутные сюжеты о триумфальных выборах и трехминутные куцые сообщения о кемеровском пожаре, виноват не Путин. В этом виноваты телевизионные начальники и сами журналисты, не сумевшие взбунтоваться в прямом эфире.

И в том, что большая часть населения не объединяется, а лишь еще больше раскалывается, виноват не Путин. Ведь не он пишет в соцсетях.

Путин виноват в другом.

Он виноват в том, что больше всего в стране боятся не человеческих жертв, а начальственного гнева. В том, что наказывают всегда стрелочников, а не создателей этого порядка. В том, что информация о любых экстремальных ситуациях скрывается и обрастает чудовищными слухами. В том, что население страны расколото — боюсь, уже непоправимо — и не может сплотиться в скорби, а умеет только обвинять друг друга и множить злость и отчаяние. В том, что общественное поле вытоптано и на нем не осталось сильных и независимых людей, готовых говорить правду. В том, что у Путина в начале нулевых были все шансы эту ситуацию переломить, а он обманул эти надежды так, как не снилось Ельцину. В том, что любые попытки разобраться во внутренних проблемах он подменил поисками и травлей внутреннего врага. В том, что вместо профессионалов расставил на все должности вернейших, которые беспомощны при неожиданностях.

А говорят любые пожары об одном, и Салтыков-Щедрин все это уже знал.

«Человек приходит к собственному жилищу, видит, что оно насквозь засветилось, что из всех пазов выпалзывают тоненькие огненные змейки, и начинает сознавать, что вот это и есть тот самый конец всего, о котором ему когда-то смутно грезилось и ожидание которого, незаметно для него самого, проходит через всю его жизнь. Что остается тут делать? что можно еще предпринять? Можно только сказать себе, что прошлое кончилось и что предстоит начать нечто новое, нечто такое, от чего охотно бы оборонился, но чего невозможно избыть, потому что оно придет само собою и назовется завтрашним днем».

Писатель и журналист Дмитрий Быков: Путин не виноват в кемеровском кошмаре

Тут нет аналогий с пожаром московского Манежа 14 марта 2004 года, когда в день выборов все говорили, что это на власти шапка горит.

В интервью изданию «Собеседник» писатель Дмитрий Быков сообщил, что виновников трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» стоит искать среди тех, кто проверял пожарную сигнализацию, запирал аварийные выходы или не давал родителям масок, чтобы они сами бежали спасать детей. Путин, по его мнению, виноват в том, что больше всего в стране боятся не человеческих жертв, а начальственного гнева. В том, что наказывают всегда стрелочников, а не создателей этого порядка.

В интервью изданию «Собеседник» писатель Дмитрий Быков указал на то, что в трагедии, которая случилась в ТЦ «Зимняя вишня», виноват не Владимир Путин, виновных следует искать среди лиц, которые должны были осуществлять контроль за данным объектом.

По его словам, Путин не виноват в том, что по телевидению шли двадцатиминутные сюжеты о триумфальных выборах и трехминутные куцые сообщения о кемеровском пожаре. В этом виноваты телевизионные начальники и журналисты, виновата система цензуры и полное отсутствие навыков оперативного вещания, виноват зритель, который все еще не отвернулся от такого ТВ.

Также президент не виноват в том, что при любом серьезном ЧП российское общество не объединяется, а раскалывается еще больше: для одних всегда виновата только власть, для других — либералы. «Ведь не он пишет в соцсетях. Путин вообще в соцсетях не появляется», — отметил Быков.

Глава государства, уверен Быков, виноват в другом. Он виноват в том, что больше всего в стране боятся не человеческих жертв, а начальственного гнева. В том, что наказывают всегда стрелочников, а не создателей этого порядка. Писатель напомнил, что информация о любом ЧС в нашей стране сразу замалчивается, обрастая чудовищными слухами. Также в упрек президенту Быков поставил то, что вместо профессионалов расставил он расставил на все должности вернейших, которые оказываются беспомощны при любых неожиданностях.

Александр Шляпников | «Московский комсомолец», 27 марта 2018 года

Дмитрий Быков — о кемеровской трагедии и ответственности Путина

Писатель и публицист Дмитрий Быков считает, что не надо упрекать президента в том, что не работала пожарная сигнализация в кемеровском торговом комплексе. Потому что за нее отвечают другие люди. А вот в создании системы при которой такое становится возможным — в этом и есть вина президента.

— Он виноват в том, что больше всего в стране боятся не человеческих жертв, а начальственного гнева, – начинает перечислять на sobesednik.ru Быков.

В том, что наказывают всегда стрелочников, а не создателей этого порядка. В том, что информация о любых экстремальных ситуациях скрывается всеми способами и обрастает чудовищными слухами.

В том, что нарушить инструкцию опасаются сильней, чем вызвать новую катастрофу.

В том, что население страны расколото — боюсь, уже непоправимо, — и не может сплотиться в скорби, а умеет только обвинять друг друга и множить злость и отчаяние.

В том, что после третьего путинского срока ни о каком народном единстве не приходится мечтать и голосуют не из энтузиазма, а от безнадежности.

В том, что общественное поле вытоптано и на нем не осталось сильных и независимых людей, готовых говорить правду.

В том, что возобладали цинизм и трусость.

В том, что у Путина в начале нулевых были все шансы эту ситуацию переломить, а он обманул эти надежды так, как не снилось Ельцину.

В том, что любые попытки разобраться во внутренних проблемах он подменил поисками и травлей внутреннего врага, а всех несогласных объявил врагами.

В том, что вместо профессионалов расставил на все должности вернейших, которые оказываются беспомощны при любых неожиданностях.

«Online812.ru, 27 марта 2018 года

Profile

ripe_berry
ripe_berry

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars